?

Log in

No account? Create an account

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК

МОЙ ДЕД - КОЖАНОВ НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ (1912-1990)
536 АВТОТОБАТАЛЬОН, ШОФЕР


Оригинал взят у proshakov в Скандал на церемонии Оскар в 1973 году
ACR071601001

Весной 1973 года, когда проходила церемония вручения "Оскара", Америка наблюдала за событиями в поселке Вундед-Ни, где группа индейцев оборонялась от армии и полиции, требуя от правительства расследования беззаконий, творимых в отношении индейцев. Правительство пыталось силой заставить осажденных сложить оружие, чем вызвало бурю протеста по всей стране. И одним из первых в защиту индейцев выступил Марлон Брандо. Он отказался от премии американской Киноакадемии за роль в «Крестном отце» в знак протеста против негативного образа индейцев в голливудских фильмах. Когда было объявлено его имя, на сцену вышла девушка в традиционном индейском платье, отодвинувшая в сторону статуэтку, протягиваемую ей ведущим.
“Марлон Брандо . . . попросил меня зачитать вам очень длинную речь, но сейчас я не могу это сделать, у меня нет на это времени...он с сожалением должен отказаться от этой почетной награды. . . Я молю сейчас, что своим присутствием я не испортила вам вечер, и в будущем...наши сердца и наше понимание встретятся с любовью и щедростью. Спасибо от имени Марлона Брандо».


видео выступленияCollapse )
Иван Сергеевич Шмелев (1873–1950) – русский писатель, автор произведений «Солнце мертвых», «Неупиваемая чаша», «Богомолье», «Лето Господне» и многих других.
Он был родом из купеческой семьи, вырос в старом районе Москвы – Замоскворечье. Среда, которая окружала его, – ремесленники и купцы, со своими традициями, привычками и со своей особой религиозностью.
В 1920-е годы Шмелев, как и многие русские писатели, оказался в эмиграции, в Париже, и жил очень бедно. До конца дней он не мог смириться со смертью сына, которого расстреляли большевики.
В его романе «Лето Господне» - яркие, живые, почти физически ощутимые воспоминания о детстве, о быте Замоскворечья, о традициях той России, которой уже нет, но которую Шмелев так любил.


Иван Шмелев «Рождество» (отрывок из книги «Лето Господне»)
***

Ты хочешь, милый мальчик, чтобы я рассказал тебе про наше Рождество. Ну, что же... Не поймешь чего — подскажет сердце.
… Наше Рождество подходит издалека, тихо. Глубокие снега, морозы крепче. Увидишь, что мороженых свиней подвозят, - скоро и Рождество. Шесть недель постились, ели рыбу. Кто побогаче – белугу, осетрину, судачка, навяжку; победней – селедку, сомовину, леща… У нас в России, всякой рыбы много. Зато на Рождество – свинину, все. В мясных, бывало, до потолка навалят, словно бревна, - мороженые свиньи. Окорока обрублены, к засолу. Так и лежат, рядами, - разводы розовые видно, снежком запорошило.
А мороз такой, что воздух мерзнет. Инеем стоит туманно, дымно. И тянутся обозы – к Рождеству. Обоз? Ну будто поезд… только не вагоны, а сани, по снежку, широкие, из дальних мест. Гусем, друг за дружкой, тянут. Лошади степные, на продажу. А мужики здоровые, тамбовцы, с Волги, из-под Самары. Везут свинину, поросят, гусей, индюшек, - «пыльного морозу». Рябчик идет, сибирский, тетерев-глухарь… Все распродадут, и сани, и лошадей, закупят красного товару, ситцу, - и обратно домой.
Перед Рождеством, на Конной площади в Москве, - там лошадями торговали, - стон стоит. Тысячи саней, рядами. Мороженые свиньи – как дрова, лежат на версту. А это солонина. И такой мороз, что рассол замерзает… - розовый ледок на солонине. Мясник, бывало, рубит топором свинину, кусок отскочит, хоть с полфунта, - наплевать! Нищий подберет. Эту свиную «крошку» охапками бросали нищим: на, разговейся! Перед свининой – поросячий ряд, на версту. А там – гусиный, куриный, утка, глухари-тетерки, рябчик… Прямо из саней торговля. И без весов, поштучно больше. Широка Россия - без весов, на глаз. Горой навалят: поросят, свинины, солонины, баранины… Богато жили.
Перед Рождеством, дня за три, на рынках, на площадях, - лес елок. А какие елки! Этого добра в России сколько хочешь. На Театральной площади, бывало, – лес. И мужики в тулупах, как в лесу. Народ гуляет, выбирает. Собаки в елках – будто волки, право. Костры горят, погреться. Дым столбами. Сбитенщики ходят, аукаются в елках: «Эй, сла-дкий сбитень! Калачики горя-чи!..» В самоварах, на долгих дужках, - сбитень. И такой горячий, лучше чая. С медом, с имбирем, - душисто, сладко. Стакан – копейка. Стаканчик толстенький такой, граненый, - пальцы жжет. На снежку, в лесу… приятно! До ночи прогуляешь в елках. А мороз крепчает. Небо – в дыму – лиловое, в огне. На елках иней. Мерзлая ворона попадается, наступишь – хрустнет, как стекляшка. Морозная Россия, а… тепло!..
В Сочельник, под Рождество, бывало, до звезды не ели. Кутью варили, из пшеницы, с медом; взвар – из чернослива, груши, шепталы… Ставили под образа, на сено. Почему?.. А будто – Дар Христу. Ну… будто. Он на сене, в яслях. Бывало, ждешь звезды, протрешь все стекла. На стеклах лед, с мороза. Вот, брат, красота-то!.. Елочки на них, разводы, как кружевное. Стекла засинелись. Стреляет от мороза печка, скачут тени.
Форточку откроешь — резанет, ожжёт морозом. А звёзды!.. На черном небе так и кипит от света, дрожит, мерцает. А какие звёзды!.. Усатые, живые, бьются, колют глаз. В воздухе-то мёрзлость, через неё-то звезды больше, разными огнями блещут — голубой хрусталь, и синий, и зелёный, — в стрелках.
И звон услышишь. И будто это звёзды — звон-то! Морозный, гулкий — прямо серебро. Такого не услышишь, нет. В Кремле ударят — древний звон, степенный, с глухотцой. А то — тугое серебро, как бархат звонный. И все запело, тысяча церквей играет. Такого не услышишь, нет. Не Пасха, перезвону нет, а стелет звоном, кроет серебром, как пенье, без конца-начала... — гул и гул.
Ко всенощной. Валенки наденешь, тулупчик из барана, шапку, башлычок — мороз и не щиплет. Выйдешь — певучий звон. И звёзды. Калитку тронешь — так и осыплет треском. Мороз! Снег синий, крепкий, попискивает тонкотонко. По улице — сугробы, горы. В окошках розовые огоньки лампадок. А воздух...— синий, серебрится пылью, дымный, звёздный. Сады дымятся. Берёзы — белые виденья. Спят в них галки. Огнистые дымы столбами, высоко, до звёзд. Звёздный звон, певучий — плывет, не молкнет; сонный, звон-чудо, звон-виденье, славит Бога в вышних — Рождество.
На уголке лавчонка, без дверей. Торгует старичок в тулупе, жмется. За мерзлым стеклышком – знакомый Ангел с золотым цветочком, мерзнет. Осыпан блеском. Я его держал недавно, трогал пальцем. Бумажный Ангел. Ну, карточка… осыпан блеском, снежком как будто. Бедный, мерзнет. Никто его не покупает: дорогой. Прижался к стеклышку и мерзнет.
Идешь из церкви. Все – другое. Снег – святой. И звезды – святые, новые, рождественские звезды. Рождество! Посмотришь в небо. Где же она, та давняя звезда, которая волхвам явилась? Вон она: над Барминихиным двором, над садом! Каждый год – над этим садом, низко. Она голубоватая. Святая. Бывало, думал: «Если к ней идти – придешь туда. Вот, прийти бы… и поклониться вместе с пастухами Рождеству! Он – в яслях, в маленькой кормушке, как в конюшне… Только не дойдешь, мороз, замерзнешь!» Смотришь, смотришь – и думаешь: «Волсви же со звездою путешествуют!..»
Волсви?.. Значит – мудрецы, волхвы. А, маленький, я думал – волки. Тебе смешно? Да, добрые такие волки, – думал. Звезда ведет их, а они идут, притихли. Маленький Христос родился, и даже волки добрые теперь. Даже и волки рады. Правда, хорошо ведь? Хвосты у них опущены. Идут, поглядывают на звезду. А та ведет их. Вот и привела. Ты видишь, Ивушка? А ты зажмурься… Видишь – кормушка с сеном, светлый-светлый мальчик, ручкой манит?.. Да, и волков… всех манит. Как я хотел увидеть!.. Овцы там, коровы, голуби взлетают по стропилам… и пастухи, склонились… и цари, волхвы… И вот, подходят волки. Их у нас в России много!.. Смотрят, а войти боятся. Почему боятся? А стыдно им… злые такие были. Ты спрашиваешь – впустят? Ну, конечно, впустят. Скажут: ну, и вы входите, нынче Рождество! И звезды… все звезды там, у входа, толпятся, светят… Кто, волки? Ну, конечно, рады.
Бывало, гляжу и думаю: прощай, до будущего Рождества! Ресницы смерзлись, а от звезды все стрелки, стрелки…
Зайдешь к Бушую. Это у нас была собака, лохматая, большая, в конуре жила. Сено там у ней, тепло ей. Хочется сказать Бушую, что Рождество, что даже волки добрые теперь и ходят со звездой… Крикнешь в конуру – «Бушуйка!» Цепью загремит, проснется, фыркнет, посунет мордой, добрый, мягкий. Полижет руку, будто скажет: да, Рождество. И – на душе тепло, от счастья.
И в доме – Рождество. Пахнет натертыми полами, мастикой, елкой. Лампы не горят. А все лампадки. Печки трещат-пылают. Тихий свет, святой. Окна совсем замерзли. Отблескивают огоньки лампадок – тихий свет, святой. В холодном зале таинственно темнеет елка, еще пустая, - другая, чем на рынке. За ней чуть брезжит алый огонек лампадки, - звездочки. В лесу как будто… А завтра!
А вот и – завтра. Такой мороз. Что все дымится. На стеклах наросло буграми. Солнце над Барминихиным двором – в дыму, висит пунцовым шаром. Будто и оно дымится. От него столбы в зеленом небе. Водовоз подъехал в скрипе. Бочка вся в хрустале и треске. И она дымится, и лошадь, вся седая. Вот мо-роз!..
Топотом шумят в передней. Мальчишки, славить…
Волхов приючайте,
Святое стечайте,
Пришло Рождество,
Начинаем торжество!
С нами Звезда идет,
Молитву поет…
Рождество твое, Христе Бо-же наш…
Им дают желтый бумажный рублик и по пирогу с ливером.
Позванивает в парадном колокольчик и будет звонить до ночи. Приходит много людей поздравить. Перед иконой поют священники, и огромный дьякон вскрикивает так страшно, что у меня вздрагивает в груди. И вздрагивает все на елке, до серебряной звездочки наверху.
Приходят-уходят люди с красными лицами, в белых воротничках, пьют у стола и крякают.
Гремят трубы в сенях. Сени деревянные, примерзшие. Такой там грохот, словно разбивают стекла. Это – «последние люди», музыканты, пришли поздравить.
- Береги шубы! – кричат в передней.
Впереди выступает длинный, с красным шарфом на шее. Он с громадной медной трубой и так в нее дует, что делается страшно, как бы не выскочили и не разбились его глаза. За ним толстенький, маленький, с огромным прорванным барабаном. Он так колотит в него култышкой, словно хочет его разбить. Все затыкают уши, но музыканты играют и играют.
Вот уже и проходит день. Вот уж и елка горит – и догорает. В черные окна блестит мороз. За ними – звезды. Светит большая звезда над Барминихиным садом, но это совсем другая. А та, Святая, ушла. До будущего года.


Ушло, прошло. И те же леса воздушные, в розовом инее по утру. И галочки. И снега, снега…
Вы замечали, что лучшие  литературные произведения всегда имеют несколько смысловых пластов,
которые раскрываются перед читателем постепенно,
по мере обретения нового жизненного опыта  или взросления?
Предлагаю прочитать несколько отрывков из прекрасной детской книги А. Милна, пересказанной  Борисом Заходером, который внес в нее свой неповторимый юмор.
Эти цитаты вызывают улыбку не только у детей.
Мне кажется, что взрослые видят в них более глубокий смысл.
И, читая детям,  усмехаются и  с легкой грустью думают: "Точно, в жизни все так и есть".
·   Трудно быть храбрым, когда ты всего лишь Очень Маленькое Существо.

·    Экспедиция - это вот что значит: все идут друг за другом, гуськом.

·    Засада - это вроде сюрприза.

·    Какой толк в таких потрясающих вещах, как потопы и наводнения, если тебе не с кем даже о них поговорить?

·    Если вы Медведь с опилками в голове и думаете о делах, вы иногда с огорчением обнаруживаете, что мысль, которая казалась вам очень дельной, пока она была у вас в голове, оказывается совсем не такой, когда она выходит наружу и на нее смотрят другие.

·    В конце концов, грех жаловаться. У меня есть друзья. Только вчера кто-то разговаривал со мной. А на прошлой неделе или неделей раньше Кролик наткнулся на меня и сказал: "Тьфу ты, опять он!" Это и есть дружеское общение. Вокруг меня что-то да происходит.

·    — Пух, что ты любишь делать больше всего на свете?— Ну,— ответил Пух, — я больше всего люблю...И тут ему пришлось остановиться и подумать, потому что хотя кушать мёд — очень приятное занятие, но есть такая минутка, как раз перед тем как ты примешься за мёд, когда ещё приятнее, чем потом, когда ты уже ешь, но только Пух не знал, как эта минутка называется.

·    Самый лучший способ писать стихи — позволять вещам становиться туда, куда они хотят.

·    — Не вижу в этом большого смысла, — сказал Кролик.— Нет, — сказал Пух скромно, — его тут нет. Но он собирался тут быть, когда я начал говорить. Очевидно, с ним что-то случилось по дороге.

·    Никто не может грустить, когда у него есть воздушный шарик!

·    У одних в голове что-то есть, у других — нет, и тут уж ничего не попишешь

·    - Так ведь это же я!- сказал он.     - Что значит "я"? "Я" бывают разные!


·    - Что же ты сделал?    - Ничего.  - Это самое лучшее, - ответила мудрая Сова.

·    Если Один Самый Свирепый Зверь лишится своего детеныша, он становится таким свирепым, как Два Самых Свирепых Зверя.

·    Несчастные случаи — очень странные штуки. Они обычно случаются совершенно случайно.

·    За столом мне все время казалось, что кто-то слишком много ест! И я твердо знал, что этот «кто-то» — не я!

·    Любит ли Слонопотам поросят? И КАК он их любит?

·    Если когда-нибудь наступит день, когда мы не сможем быть вместе, сохрани меня в своём сердце, и я буду там навеки.
20 мудрых истин от Винни-Пуха
Оригинал взят у lihohor в Брошюра о типичных отмазках студентов
Студентки Школы дизайна НИУ ВШЭ Алиса Морозова и Кира Компанец сделали брошюру с фразами типичных «отмазок» студентов перед зачётами, экзаменами и защитой дипломной работы.
В ВШЭ сделали брошюру о типичных «отмазках» студентов. Изображение № 2.
Read more...Collapse )«Развороты книжки про студентов и про то, что вас ждёт, если вы надумаете преподавать», — пишет Морозова. Их работу разместила в своём фейсбуке Анна Кулачек, арт-директор Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» и преподаватель школы дизайна. Тираж брошюры — пять экземпляров.
Оригинал взят у pavel_shipilin в Реклама духовной семинарии
Казанская православная духовная семинария заказала рекламный ролик
для привлечения абитуриентов.
Но создатели переосмыслили техзадание,
и у них получился маленький фильм.
Очень необычный — притча о борьбе со страстями, с грехом внутри себя.
Ректор игумен Евфимий (Моисеев) остался доволен.


Капитал боится отсутствия прибыли...
Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение,
при 20 процентах он становится оживлённым,
при 50 процентах положительно готов сломать себе голову,
при 100 процентах он попирает все человеческие законы,
при 300 процентах нет такого преступления,
на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы.
(T. Дж. Даннинг)
ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО МНОГИЕ ИЗВЕСТНЫЕ СОВРЕМЕННЫЕ БРЕНДЫ
УСПЕШНО СОТРУДНИЧАЛИ С ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИЕЙ?
вот несколько примеров:


1. Во время Второй Мировой компания Hugo Boss шила мундиры для SS, SA, Гитлерюгенда и Вермахта.
Марка Hugo Boss появилась в 1923 г. Ее основатель, собственно, Хуго Босс позже стал членом нацистской партии. Компания Hugo Boss шила мундиры для SS, SA, Гитлерюгенда и Вермахта. На фабриках Hugo Boss использовался труд пленных из стран Балтии, Бельгии, Франции, Италии, Австрии, Польши, Чехословакии и СССР. Хуго Босс был признан пособником нацизма, приговорен к штрафу в 80 тысяч дойчмарок и до конца жизни лишен избирательного права. В 1999 г. компания Hugo Boss согласилась присоединиться к выплатам компенсаций семьям работников, которые во время войны привлекались к принудительным работам в Германии.

2.Немецкий филиал компании IBM поставлял нацистам сортировочные машины для концлагерей,
счетные машины и перфорационные карты.

 Благодаря разработкам IBM, внушительная машина Рейха по учету и уничтожению миллионов людей работала быстро и без сбоев. Это, по сути, была новаторская для того времени (без компьютеров!) статистическая технология. Крайне сложные машины и перфокарты были единственным способом ведения огромных баз данных в те далекие времена, а компания IBM была лучшей в создании и сопровождении таких баз. Ее базы на основе перфокарт могли вести учет чего угодно: бухгалтерских операций, медицинских карт, евреев.
Эта система позволяла вести учет людей по региону, местоположению и даже по способу казни. Например, код заключенного 8 присваивался евреям, 11 — цыганам. Код лагеря 001 означал Освенцим, 002 — Бухенвальд. Код состояния 5 присваивался расстрелянным, а код состояния 6 — казненным в газовой камере. Кроме того, счетные машины IBM использовались в Комитете Рейха по статистике. С их помощью фашисты подсчитывали всю статистику Третьего Рейха, включая, например, такой показатель, как количество умерших на квадратный метр.
В 2001 г. жертвами нацистов компании IBM был выдвинут иск – компанию обвиняли в способствовании геноциду.

3. компания Bayer приложила руку к производству Циклона Б – химического соединения, которое использовалось в газовых камерах лагерей смерти.
Крупнейший фармацевтический гигант вошел в историю, когда в 1899 г. стал продавать ацетилсалициловую кислоту под названием Аспирин, изобретение которого в 1852 г. стало прорывов в фармакологии. Также, еще до Первой мировой, специалисты Bayer открыли героин (диацетилморфин), который изначально продавался как лекарство от кашля – собственно, под торговой маркой Героин. Незадолго до начала Второй Мировой Bayer становится частью конгломерата IG Farben – который, в свою очередь, был одним из главных “инвесторов” нацистского режима. В составе IG Farben компания Bayer приложила руку к производству Циклона Б – химического соединения, которое использовалось в газовых камерах лагерей смерти.
Но Bayer работал знаменитый "ангел смерти" - Йозеф Менгеле - немецкий врач, проводивший страшные медицинские опыты на узниках концлагеря Освенцим. Его жертвами стали десятки тысяч человек. Компания Bayer платила ему за совершение медицинских открытий в важной области смертельных пыток.

4. Компания Siemens финансировала Гитлера, использовала труд рабов
и разработала крематории для концлагерей.
Компанию Siemens основали в 1847 г. К тому моменту, как в 1933 г. к власти пришел нацистский режим, Siemens уже был устоявшимся успешным холдингом, который производил все на свете, от стиральных машин до авиационных моторов. Во время Второй Мировой деятельность Siemens была направлена преимущественно на удовлетворение запросов армии – в частности, именно холдинг Siemens AG участвовал в производстве ракет V-1 и V-2, а также разработал проекты крематориев для концлагерей Аушвиц-Биркенау. Как и многие крупные немецкие компании того времени, Siemens использовала труд военнопленных и заключенных концлагерей. Насколько плохими они были? Судите сами. В период расцвета нацистского террора 40-х годов было вполне нормальным, если какой-нибудь раб еще утром собирал электрические рубильники на заводе Siemens, а после обеда был убит в газовой камере производства этой же компании.

5. Coca-Cola: Фанта для фронта
Фанта была создана немецким подразделением Кока-Колы во время Второй мировой войны. Немецкое подразделение компании из-за войны не имело возможности получать концентрат Кока-Колы, и ему было необходимо чем-то загрузить производство. Основными компонентами нового напитка стал яблочный жмых (отходы производства сидра) и молочная сыворотка (побочный продукт сыроваренного производства). Получившийся напиток был желтого цвета и сильно отличался по вкусу от апельсиновой фанты, которая сейчас наиболее распространена. Выпускался напиток на немецком заводе кока-колы в Эссене
6. Kodak:  труд рабов и детонаторы
Во время Второй мировой войны, немецкий филиал компании Kodak использовал рабов из концлагерей. Вильгельм Кеплер, один из ведущих экономических советников Гитлера, сотрудничал с компанией Kodak. Когда в Германии началась пропаганда нацизма Кеплер посоветовал Kodak и ряду других американских компаний, использовать для работы еврейских «сотрудников». Предприятия «Кодак» работали в фашистской Германии, используя бесплатный рабский труд. При это они выпускали не только кинопленку, которая шла на создание отечественных агитационных фильмов и роликов распространяющихся по всему миру (а так же на каждом истребителе люфтваффе был киноавтомат, помогавший в фиксации и дальнейшем разборе ситуации немецким летчикам), но и наладили выпуск детонаторов и других изделий военного назначения.
Картинки по запросу кодак рейх
Это далеко не полный перечень корпораций, сделавших состояния на 2 Мировой войне.
 Форд, BMW, Икея и  другие -
можно увидеть далее



источники:
Когда мы станем старенькими да  ворчливыми, и станем говорить,
что молодежь-то нонче не та,
и "да, были люди в наше время...(с)",



пусть следующие высказывания станут нам утешением.

Цитата первая.
«Наша молодежь любит роскошь, она дурно воспитана, она насмехается над начальством и нисколько не уважает стариков. Наши нынешние дети стали тиранами; они не встают, когда в комнату входит пожилой человек, перечат своим родителям. Попросту говоря, они очень плохие.»
Сократ (470-399 гг до н. э.)

Цитата вторая.
«Я утратил всякие надежды относительно будущего нашей страны, если сегодняшняя молодежь завтра возьмет в свои руки бразды правления, ибо эта молодежь невыносима, невыдержанна, просто ужасна»
Гесиод (ок. 720 г. до н. э.);

Цитата третья.
«Эта молодежь растленна до глубины души. Молодые люди злокозненны и нерадивы. Никогда они не будут походить на молодежь былых времен. Младое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру».
Обнаружена на глиняном горшке, найденном среди развалин Вавилона. Возраст этого горшка – свыше 3000 лет.

Цитата четвертая.
«Наш мир достиг критической стадии. Дети больше не слушаются своих родителей. Видимо, конец мира уже не очень далек».
Египетский жрец, живший за 2000 лет до н. э.
Менталитет (от фр. Mentalite — мышление, дух, образ, действие) — совокупность базовых и достаточно стабильных психологических ориентиров, жизненных установок, моделей поведения, традиций, привычек и навыков, которые унаследованы от прошлых поколений и присущи данной социальной группе и определенной культурной традиции.

Факторы, повлиявшие на формировании российского менталитета:

  1. Православные ценности, ставшие нравственным стержнем традиционной российской ментальности.


2. Огромные масштабы территории страны, обусловившие социально-психологическую удаленность периферии от центра («до Бога высоко, до царя далеко»), что зачастую вело к вынужденной «вольнице» действий, граничившей с самоуправством.


(на фото  - скорый поезд Москва-Воркута с высоты 7 тыс. метров)

3. Формирование российской ментальности  в условиях общения как с европейскими, так и с азиатскими народами

Каковы же своеобразные черты отечественного менталитета, показавшие его непохожесть на все остальные?
К числу главных можно отнести следующие:

  1. Жизнеспособность и подвижность, постоянное движение плоти и скитание духа. Наш народ — это народ движущийся, народ-путник. Исторически на его огромной территории всегда происходило расселение. Едва ли не каждое новое поколение переходило на новые земли. Как отмечает М. Князева, если западные народы жили там, где родились, и вынуждены были осваивать свой клочок земли, что порождало устойчивость, основательность, то русский человек всегда был готов взять котомку и уйти куда-то вдаль. Не случайно один из ведущих глубинных символов российской культуры — Дорога. Все самое главное с российскими героями происходит в дороге, в пути, а не дома;


2. Уважительное отношение к чужому опыту и образу жизни, стремление усвоить и трансформировать все лучшее из мирового опыта.Российский менталитет был восприимчив ко всему лучшему, что накопил мировой опыт. Но никогда не было слепого копирования лучших образцов мировой цивилизации. По мнению М. Князевой, способность к усвоению-трансформации и есть самая глубинная, великая творческая особенность российского менталитета как принципиально открытой, движущейся структуры. Это способ существования русской души: отобрать лучшее — принять — вобрать — пережить — переосмыслить — трансформировать. Россия впитала и переплавила в своем общественном сознании, в своей ментальности ряд черт и особенностей европейских и азиатских культур. Однако эти черты лишь усилили своеобразие российской ментальности, но не смогли кардинально повлиять и переделать ее3. Склонность к авралам и нежелание планировать свое будущее. Как писал В.О. Ключевский, у русской души два начала: ленивое лежание и молниеносная деятельность. Он объяснял это природно-климатическими причинами. Долгая бездеятельность, когда человек был вынужден просто смотреть в белое безмолвие и размышлять. И короткий проблеск теплой, ясной погоды, когда надо очень быстро, стремительно, часто «на авось», что-то сделать. «В борьбе с неожиданными метелями и оттепелями, с непредвиденными августовскими морозами и январской слякотью он стал больше осмотрителен, чем предусмотрителен, выучился больше замечать следствия, чем ставить цели», — подчеркивает В.О. Ключевский. "В результате добросовестное планирование на любом уровне в нашей стране вынуждено учитывать, что трудовой цикл начинается с длительного периода раскачки, за которым следует нормальная работа «в охотку», сменяющаяся диким  авралом, в ходе которого могут быть как значительно перевыполнены первоначальные задания, так и разрушено все, что можно разрушить, - от оборудования до человеческих отношений. Однако внятный учет этой и других особенностей русской культуры позволяет, как многократно показывала практика, добиваться непредставимых для иных культур, поистине фантастических результатов. Но опять же это предъявляет особые требования к системе управления, которая должна быть не столько «сильной», сколько «умной»- М. Делягин.
Стена ВКонтакте

4. Гибкость мышления, готовность пойти на нестандартные решения и действий. .Важной особенностью нашей культуры, выявленной в начале ХХ века зарубежными социологами и впечатлившей их до такой степени, что они ввели термин «русский способ производства», является склонность к штучной уникальной работе, но не массовой монотонной. Это связано и с органической потребностью в «сверхзадаче», с идеей которой монотонная простая работа связывается намного труднее, чем с  «подковыванием блохи», и к индивидуальному ремесленничеству крестьян (во время зимы или при отпуске «на оборок»).Выполнять монотонные однородные операции просто скучно, и поэтому наша страна делала прекрасные сложные машины (вроде боевых самолетов) и хронически не справлялась с более массовым и более простым производством (условно говоря, штамповкой). «Русский способ производства» при правильном использовании выведет российское общество из положения заведомо непосильной для него конкуренции с Китаем (ибо мы как работники всегда будем стоить дороже и всегда будем менее организованными и трудолюбивыми) в положение гармонического дополнения его. Ведь культура Юго-Восточной Азии идеально соответствует потребностям именно конвейерного производства, - а русская культура позволяет развивать производство более сложных, «штучных» изделий.
Здесь и далее черты отечественного менталитета цитируются из статей И. Лебедева
(http://kot-begemott.livejournal.com/2200056.html
и М. Делягина (http://delyagin.ru/articles/9637-russkaya-kultura-i-sposob-proizvodstva-chast-ii.html)

5. Примат человека над законом. Человек (человечность вообще) выше и важнее, чем закон. Это коренная особенность нашего менталитета, обязанная своим появлением восточному христианству. На западе  постепенно закон взял верх над человеком. Не имеет смысла приводить бездну последствий из этого принципа. Скажу лишь, что есть как плохие, так и хорошие. К последним относится наша невероятная внутренняя свобода, к первым - взяточничество.
Реквизиты Храм во имя Святых Царственных Страстотерпцев, г.Санкт-Петербург
6. Примат простоты над сложностью. Характерная особенность русских - стремление к ясности и простоте. Всё заумное и сложное воспринимается с некоторым подозрением. Если оно не простое и ясное - значит, не истинное. Типичный пример - русская философия. Для нас мудрое и простое суть синонимы. Вообще, русские любят простоту. Но не ту, которая "хуже воровства". Отличительная особенность подавляющего большинства наших технических достижений - в оригинальности, неожиданности и простоте решения.

7. Примат общего над личным, общинность. Интересы общего важнее чем личные.

8. Примат внутренней свободы над внешней. Да, у нас всегда были проблемы с внешней свободой. Однако при всём при том, мы - самый внутренне свободный народ на земле. Побывавший в России в 1917 году, английский писатель Соммерсет Моэм написал: "Преимущество русских перед нами состоит в том. что они в гораздо меньшей степени чем мы рабы условностей. Русскому никогда не придёт в голову, что он должен сделать то, чего не хочет, только потому, что так положено. Веками он достаточно спокойно терпел угнетение оттого, что несмотря на политический гнёт лично он был свободен. Русский обладает гораздо большей личной свободой, чем англичанин. Он не связан условностями..."

9. Примат понимания перед самоутверждением. Или иначе: наличие смирения, связанного как с присущей нам мудростью, так и с внутренней свободой.

10. Примат идеалов над реальностью. Только мы рассматриваем  реальность как нечто вторичное от своих идеалов. Для нас реальность, это нечто вообще мало достойное внимания. А вот идеалы - это да! Вообще, мы кошмарные идеалисты. Мы потому и не можем успешно устроится на земле, что считаем эту задачу недостаточно идеальной.
Из этого свойства вытекает множество следствий. Например, именно в силу его у нас слабо развито производство потребительских товаров. Нам попросту скучно делать хороший радиоприёмник или автомобиль. Это как-то не вдохновляет. То ли дело самолёт, космический корабль или подводная лодка! Тут мы точно окажемся первыми.  Мы и в Запад верим больше чем в себя потому, что его идеализируем. Он нам кажется более близким к идеалу, чем родная земля.
Картинки по запросу гагарин
11. Примат долга над удовольствием. Удовольствие и долг - главные, ключевые категории человеческого бытия. Это и есть основной философский вопрос нашей жизни. Что важнее? Чему следует служить? Разумеется, мы не менее любим отдаваться удовольствиям, чем остальные. Но мы считаем, что всё равно важнее долг. Хотя бы в глубине души.  "Делу - время, потехе - час" очень русская поговорка.  Но жить по этому принципу очень трудно. Русский человек разрывается между этими двумя категориями, колеблется, падает и встаёт - но именно поэтому его воззрение на мир является не одномерным, но объёмным, стереоскопическим. Ведь оно охватывает сразу две категории бытия. Кстати, это также обуславливает как нашу внутреннюю свободу, так и специфическую русскую мудрость. Особенность русской цивилизации, что она всё время колеблется между духовными ценностями и материальными (успех, прогресс, гедонизм, примат удовольствия над долгом - олицетворяемыми Западом). Мы в этом отличаемся от всех, которые выбор уже сделали. Я утверждаю, что такое колебание нормально, это и есть наш путь.
12. Примат справедливости надо всем вообще. Наше отношение к справедливости религиозно. И Православие мы приняли потому, что это более справедливая религия, чем другие. Бытует мнение, что милосердие для русских выше. Это полностью неверно. Для нас милосердие является проявлением справедливости. Оно вторично. Это одна из важных особенностей русского мировосприятия. Или для уж совсем узколобых: для нас справедливость включает в себя милосердие, их нельзя противопоставлять. А можно и так сказать: справедливо быть милосердным. Вообще, справедливость у всех своя. Европейцы считали справедливым порабощение других народов. Узкий национализм восточных народов ведёт к тому, что в любой спорной ситуации они считают правыми только своих. И лишь у русских справедливость включает не только объективную истину, но и милосердие, гуманность. Причём вера в справедливость у нас двояка: либо уверенность, что справедливость всё равно восторжествует, либо - что её всё равно не добьёшься. Так или иначе, в обоих случаях она есть.

13 Примат совести над личной выгодой. Да, мы точно так же по-человечески слабы, как и другие народы. Мало кто из нас способен к настоящей самоотверженности. Не всем и не всегда удаётся жить по совести. И мы все отлично знаем об этом. Все до единого, от простого крестьянина до высоколобого интеллигента и лидера нации. Так вот: духовные скрепы - когда мы знаем об этом примате, признаём, что следует жить по совести, уважаем тех, кому это удаётся, умеем корить самих себя за слабости и отступления от принципов.

14. Примат мудрости (здравого смысла) над формальными правилами. По моему скромному мнению, мы - один из самых мудрых народов на земле. У кого было столько выдающихся философов? У кого более философичная литература? И мы куда выше ценим мудрость, нежели другие. Для нас мудрость важнее, чем соблюдение закона. Например, оценивая действия Путина по присоединению Крыма, мы оцениваем не то, насколько были соблюдены международные договорённости, но достаточно ли дальновидно и мудро он поступил.  Да, на Западе куда лучше умеют обустроиться. Более комфортно, более удобно, более рационально, более продуманно. Да, там куда больше уважают закон. Да, там более развита благотворительность. Но к мудрости это никакого отношения не имеет.

15. Примат истины над силой. Мы -  сильный духом народ, мы уважаем силу. Но при этом истину считаем выше. Это чисто русская поговорка: "сила есть - ума не надо".
             

16. Примат личного над официальным в отношении к начальству ( вера в начальство). Выражается в том, что у нас, во-первых, дело всегда неразрывно связано с тем, кто его возглавляет. Во-вторых, есть выраженная потребность в уважении к начальству - и, прежде всего, к государственному лидеру. Мы не рассматриваем его просто как функционера, для нас Президент есть отец нации. В ответ на наше уважение и подчинение мы ожидаем от него любви и заботы о нас. Это очень женская в нас черта. Не всегда себе признаёмся, но это так. Если наш человек знает о недостоинстве его начальника, у него опускаются руки. Он начинает лениться, пить, воровать... Для нас исключительно важен вдохновляющий пример вождя. Даже само русское слово "начальник" говорит о его первичности ("начало"). Кроме того, наше соблюдение законов связано с примером подаваемым начальством.

17. СИМБИОЗ ЛИЧНОСТИ С ГОСУДАРСТВОМ. Государство воспринимается не как наемный управленец, но как ценность самостоятельная и высшая по отношению к обществу, которое оно скрепляет, спасает от опасностей и развивает. Симбиоз личности с государством исключительно важен для понимания практических особенностей нашей культуры
Именно в этом заключается секрет колоссальной эффективности и жизнестойкости носителя русской культуры, действующего  «заодно» со своим государством (в этих случаях, действительно,  «нам нет преград ни в море, ни на суше»). Именно в этом заключается секрет его же полной беспомощности и неспособности даже к элементарной самоорганизации (русские - единственный народ мира, так и не создавший своей диаспоры в США). Ощущение государства, даже явно враждебного личности, тем не менее как «своего» - одна из самых поразительных особенностей нашей культуры, носители которого с легкостью прощают руководителям страны (да и любым  «начальникам») то, десятую долю чего они не прощают своим ближайшим родственникам и друзьям! Ярким проявлением этой особенности является привычка называть государство и чиновников словом «наши», которое в сочетании с бранью в их адрес производит на следящего за смыслом произносимых слов слушателя поистине глубокое впечатление. Выражение «наши мерзавцы совсем обнаглели» в России никому не режет ухо. Слитность, неразделенность личности с государством обуславливает среди прочего и объективную безнадежность пересаживания на российскую почву западных демократических институтов (и всех остальных институтов, основанных на отделенности личности от государства и от другой личности).
18. Отсутствие границ - и в труде, и в праздновании, и в любви.
Коль любить, так без рассудку,
Коль грозить, так не на шутку,
Коль ругнуть, так сгоряча,
Коль рубнуть, так уж с плеча!
Коли спорить, так уж смело,
Коль карать, так уж за дело,
Коль простить, так всей душой,
Коли пир, так пир горой!
(А.К. Толстой)

19. Верность - одна из самых важных добродетелей. В частности, верность лидеру. Некоторые до сих пор мучаются проблемой верности наших предков последнему Царю. Мы до сих пор рассуждаем о верности бывшим нашим союзникам, всяким там болгарам да сербам (между прочим, обязанным нам не только своей свободой, но и жизнью). Хотя они о всякой верности давно позабыли, продав её - даже не за помощь, нет! - за формальную благосклонность Запада. Даже во внешней политике Россия всегда ориентировалась именно на верность, союзнический долг, а не прагматизм.

20. .Готовность к бескорыстному самопожертвованию. Это свойство, особенно русских женщин, глубоко раскрыл Ф.М. Достоевский. Вытекает из нашего идеализма.  Проявляется куда чаще, чем многие думают, но в основном - в экстремальных ситуациях.
21.Неумение (а чаще нежелание) преподнести себя в выгодном свете. А можно иначе сформулировать: примат внутреннего содержания над внешней формой. Следует сразу из всех предыдущих пунктов. Мы просты, естественны и искренни. Это, кстати, все иностранцы замечали. В силу этой особенности мы не улыбаемся всем подряд, как американцы, но лишь тем, кому хочется.. Нам не нужно показывать, что у нас всё хорошо. Мы терпеть не можем хвалиться, заниматься самопиаром. Нам кажется это недостойным и даже отвратительным. Разве дело не говорит само за себя? Почему нужно ещё как-то его прославлять, подчёркивать превосходство своего успеха над другими? Тут мы очень далеко отстоим от Запада, весьма преуспевшего в самопревознесении. Европа столетиями доказывает всему миру, что она лучшая. Хотя это достаточно спорное мнение - особенно принимая во внимание средства, которыми это достигалось. Мы бы, русские, на её месте постеснялись. Ну так у Европы же нашего смирения нет... Кстати, именно в силу этого обстоятельства мы всегда проигрывали в информационных войнах. Тому же Западу.

22.Р
ассмотрение человека не только как совокупности экономических и общественных отношений. В нашем восприятии, человек - это нечто более высокое. Выражаясь христианским языком, это образ и подобие Божие.
Не все из нас только и живут такими высокими принципами. Всегда бывает мало героев. Но мы знаем о них, ориентируемся на них, они разлиты в воздухе. Они часть нашей культуры, реализуются властями во внутренней и внешней политике, впитываются каждым с молоком матери...

23. Специфическое отношение к другим народам. Главный критерий отношения к другим народам прост: уважаешь нашу культуру, наши традиции, нашу власть, обычаи и законы, готов их придерживаться - значит, ты свой. Коротко, мы считаем, что тот же таджик - точно такой же образ Божий, как и мы сами. И признаём его равенство. Такого в мире нигде нет. Это типично русское отношение. Западные люди, при всём их напускном уважении к закону и лозунгах про равенство и братство, относятся к любым инородцам очень высокомерно - и в глубине души, и на поверхности. Вадим Кожинов пишет:
"Западная Европа с давних времен влекла к себе массу различных племен, и к тому историческому моменту, когда французы, англичане и немцы начали создавать свои государства, на землях, где воздвигались эти государства, жило великое множество различных этносов - кельтских, балтских, славянских и т.д. Их имелось не меньше (если не больше), чем на территории России. Однако в течение веков они были стерты с лица земли посредством самого жестокого давления со стороны трех господствующих этносов или даже прямого физического уничтожения. Не секрет, что преобладающая часть всей топонимики (названий местностей, рек, гор, даже городов и селений и т.д.) Франции, Великобритании и Германии не является французской, английской и немецкой. Более того, даже общее название “Великобритания” происходит от кельтского народа бриттов (а не германского англов); точно также самая большая часть Германии – Пруссия – это территория стертого с лица земли наиболее значительного и культурного балтского народа – пруссов. И, между прочим, нет никакого сомнения, что если бы немцы в давние времена смогли надолго подчинить себе и земли восточнее Немана, то и от других балтских этносов – литовцев и латышей – уцелели бы, в лучшем случае, только названия (кстати, стоит в связи с этим подумать о судьбе данных народов в составе России...).
Сравнение даже в самых общих чертах этнической истории стран Запада с этнической историей России показывает, что даже в ее центральной части на протяжении веков жили, росли и крепли башкиры, коми, марийцы, мордва, татары, удмурты, чуваши и др., а на окраинах столетиями сохранялись даже и самые малочисленные этносы в несколько тысяч или даже в несколько сот человек. На Западе же многие десятки народов либо вообще исчезли, либо превратились к нашему времени в своего рода этнические реликты (как шотландцы, валлийцы, бретонцы, гасконцы, лужичане и др.). Ныне только два народа, живущие на территории крупных западноевропейских стран, продолжают отстаивать себя как еще живые силы – ирландцы (в британском Ольстере) и баски (в Испании и Франции). Много лет они ведут борьбу за элементарную национальную автономию..."

24. Самоирония. Нет, самобичевание. Длительный и сложный процесс развития нашей культуры привёл к тому, что у нас  выработалось своеобразное, двойственное отношение к самим себе. Прежде всего, мы обожаем себя поругать. И то у нас плохо, и это... А уж сравнить, как оно в "цивилизованных странах" (читай - правильных) - вообще святое дело. Однако в критических ситуациях всё это куда-то испаряется, мы умеем забыть о наших недостатках, вспомнить о достоинствах и объединиться.

25. Примат мудрости над самостью в характере  женщин. Характер нации более всего проявляется в характере женщины. Характер русской женщины, её жизненная мудрость является одной из важнейших наших национальных скреп. Вот что пишет о ней Вальтер Шубарт в монографии "Европа и душа Востока":
"Когда инстинктивно азиатская склонность к женской сущности встречается с осознанно христианским уважением к ней, можно ждать удивительных результатов. Итогом такого совпадения, которое не повторялось нигде и никогда на земле, стала русская женщина. Это одна из немногих счастливых случайностей на нашей планете. Многие из тех, кто был в России, выносят оттуда впечатление, что русская женщина обладает более высокой ценностью, чем русский мужчина... Русская женщина самым привлекательным образом объединяет в себе преимущества своих западных сестер. С англичанкой она разделяет чувство женской свободы и самостоятельности, не превращаясь при этом в "синий чулок". С француженкой ее роднит духовная живость, без потуг сострить; она обладает тонким вкусом француженки, тем же чувством красоты и элегантности, не становясь жертвой тщеславного пристрастия к нарядам. Она обладает добродетелями немецкой домохозяйки, не сводя жизнь к кастрюлям; и она, как итальянка, обладает сильным чувством материнства, не огрубляя его до животной любви. К этим качествам добавляются еще грация и мягкость, свойственные только славянам... Никакая другая женщина, по сравнению с русской, не может быть одновременно возлюбленной, матерью и спутницей жизни. Ни одна другая не сочетает столь искреннего стремления к образованию с заботой о практических делах, и ни одна так не открыта навстречу красоте искусства и религиозной истине... У нас есть серьезные основания для надежды, что русский народ спасет именно русская женщина".